Таким образом, как видите, наши научные за­нятия были очень разнообразны и мы легко находили во всем окружающем нас предметы для изучения. Я уже говорил выше, что в дождливые, пасмурные дни мы занимались наблюдениями под микроскопом. Мы рассма­тривали и изучали все, что нам попадало под руку: насекомых, растения, нашу пищу.

Однажды, приготовляясь работать с мик­роскопом, я взял стальную иглу, обыкновенно употребляемую при подобном занятии, и, слу­чайно проведя ею под микроскопом, был не­сказанно удивлен, — такой она показалась мне толстой и шероховатой. Это случайное откры­тие подало мне мысль сделать целый ряд срав­нительных опытов, которые и представлены мной на прилагаемом рисунке (рис. 8). В выс­шей степени интересно проследить, насколь­ко произведения природы совершеннее по сравнению с лучшими продуктами нашей промышленности. На рис. 8-1 представлена обыкновенная булавка, увеличенная в 500 раз, 8-2 — стальная игла.

Рис. 8. 1 — булавка; 2 — стальная игла; 3 — шип розы; 4 — жало осы. Увеличено в 500 раз.

Посмотрите, как она кажется груба, несовершенна! Наоборот, рис. 8-3 представляет предмет необыкновенно тонкой и отчетливой работы — это розовый шип! То, что изображено на рис. 8-4, может служить образцом ровности, изящества и чистоты от­делки, а между тем это не что иное, как жало осы! Точность микроскопических рисунков позволила мне сделать вычисления, которые приводят к весьма интересным результатам. На расстоянии 1/4 линии (0,635 мм) от острия диаметры сравниваемых предметов в милли­онных долях линии равны 1,7; 1,1; 0,5; 0,2. Иными словами, поперечные их сечения в этом месте будут относиться друг к другу как числа 908, 380, 95 и 11. На самом деле различие, по всей вероят­ности, должно быть еще больше, так как мы не принимали в расчет самой формы острия, ко­торое у шипа розы представляет ровный ок­ругленный клин, тогда как у булавки оно по­ходит на шапочку гриба или почти плоское.

Тем же наблюдениям можно подвергнуть и другие предметы, и те же особенности мы найдем и там; например нельзя отрицать, что паутина тоньше самых тонких кружев и что, следовательно, природа производит предметы совершеннее самых утонченных наших работ. В большинстве случаев это так, но и человече­ское искусство иногда приходит на помощь природе и, в свой черед, совершенствует ее произведения.

.