В последнее время на многих лондонских и па­рижских театрах получило большую популяр­ность оптическое явление, известное под име­нем живых призраков, изобретенных Робеном. Чтобы лучше уяснить себе причину появления «призраков», упомянем о явлении, которое приходилось наблюдать каждому из нас. Если во время ночного движения железнодорожного поезда посмотреть на стекло вагонного окна, то мы заметим в нем бледное и несколько рас­плывчатое изображение пассажиров, сидящих на противоположных скамьях.

Причину этого явления следует искать в отбрасывании света стеклами, который, действуя наподобие зеркал отражают падающие на них лучи; что касается бледности и неясности изображений, причиной является то, что большая часть падающего на стекла света проникает сквозь них, отражается же лишь небольшое его количество. Тоже самое происходит, если вечером с хорошо осве­щенной улицы смотреть на витрину магазина, в котором темно: мы увидим в нем изображе­ние противоположной стороны улицы со снующими по ней пешеходами и автомобилями. Днем подобные явления не случаются, потому что сильный солнечный свет делает бледные изображения невидимыми для нас, подобно то­му, как мы не видим днем звезд.

Эти-то световые явления и были использо­ваны Робеном для показа в театрах живых при­видений. Рис. 97 представляет устройство всех приспособлений. Под помостом сцены, невиди­мо для зрителей, помещался драпированный в саван актер, изображение которого должно представлять привидение. Сразу за перегород­кой, которая отделяет актера от публики, уса­живался скромный служитель с потайным фо­нарем, внутри которого горел так называемый гремучий газ, накаливающий добела кусок ме­ла. Свет этой горелки, нисколько не уступаю­щий по своей силе электрическому, направлялся на актера, от которого лучи его отбрасыва­лись на наклонное зеркальное стекло, находя­щееся сбоку от служителя.

Рис. 97. Живые призраки.

От этого зеркала почти все лучи отражались на прозрачное стек­ло, также наклоненное. Последнее действует подобно вагонным окнам и магазинным вит­ринам, о которых мы говорили, и пропускает через себя большую часть падающего на него света, отражая лишь незначительное его ко­личество, но так как во время подобных пред­ставлений зал всегда остается в полумраке, то его бывает достаточно для образования перед зрителями туманного изображения призрака. Если затем на сцену выйдет другой актер, то публика будет его видеть весьма отчетливо че­рез стекло, которое, для большей незаметнос­ти, тщательно декорируется. Актер этот обыкновенно становится на одном расстоянии с изображением и производит ряд движений, согласующихся с заранее условленными дви­жениями своего нижнего товарища, вследст­вие чего достигается полный обман зрения. Результаты, полученные Робеном в подобных иллюзиях, превосходили пределы вероятного. Особенно обращал на себя внимание пуб­лики фантастический сон Паганини.

Те же самые явления можно было бы полу­чить и с одним стеклом, но так как при этом вследствие законов преломления изображение призрака получалось бы очень наклонным, то для выпрямления последнего актеру было бы необходимо принимать неестественное положе­ние, сильно затрудняющее как его тело, так и саму игру. Напротив, с двумя стеклами, пред­ставленными на предыдущей фигуре, актер со­храняет свою натуральную позу.

.