Юрий Кондратюк Вряд ли найдется в истории космонавтики человек, биография которого была бы настолько загадочной и содержала так много непонятных событий, как у ученого, который вошел в науку под именем Юрия Васильевича Кондратюка. Половину своей жизни он прожил под чужим именем и до сих пор неизвестно, где, когда и при каких обстоятельствах закончил ее. Его настоящее имя – Александр Игнатьевич Шаргей. Родился он 21 июня 1897 г. в Полтаве. Отец – Игнат Бенедиктович Шаргей (1873-1910 гг.), был «вечным студентом», учился в Киевском и Петербуржском университетах. Очень яркий, одаренный человек, но в жизни ему не везло. Мать – Людмила Львовна Шлиппенбах (1875–1910 гг.) – дворянка по происхождению, получила блестящее домашнее образование и преподавала французский язык и географию в Киево-Печерской женской школе.

Учась в Киевской гимназии, в старших классах Александр Шаргей увлекся проблемой междупланетных полетов и уже тогда начертил цель, к которой шел всю жизнь: разработка технической базы и практических рекомендаций будущим астронавтам. В 1916 г. Александр Шаргей закончил гимназию с серебряной медалью и поступил на механическое отделение Петербуржского политехнического института. В 1919 г. в произведении «Тем, кто будет читать, чтобы строить», где рассматривались основные вопросы космонавтики, он предложил использовать в качестве топливо для космических ракет водородные соединения некоторых металлов и металлоидов, в частности бороводород.

24 мая 1916 г. Александра Шаргея призвали на курсы прапорщиков, а позже – в царскую армию. Когда к власти пришли большевики, Александр понял, чем ему угрожает прошлое царского офицера. Поэтому Шаргей сменил документы и получил новое имя – Юрий Васильевич Кондратюк. Невзирая на все сложности судьбы, он не прекращал научных поисков. В 1921-1927 гг. Юрий Кондратюк работал на юге Украины, Кубани, потом на Северном Кавказе сначала осмотрщиком вагонов, потом механиком на элеваторе. В 1927 г. Юрий Кондратюк переехал в Новосибирск для работы в «Хлебопродукте», где ему пришлось принимать участие в строительстве элеваторов. Именно тогда Юрий Кондратюк построил знаменитый элеватор «Мастодонт» – зернохранилище на 10000 тонн, возведенное без всякого гвоздя. А работая на сахарном заводе, Юрий Васильевич Кондратюк в 1926 г. завершил рукопись «Междупланетные путешествия» и послал на рецензию в Москву. Ответ был одобрительный, а в октябре 1926 г. газета «Вечерняя Москва» сообщила о рождении нового талантливого ученого. Удаленный от научных центров, лишенный элементарных условий для научного творчества ученый-самоучка в 1929 г. в Новосибирске выдал труд «Завоевания междупланетных пространств», в которой независимо от К. Циолковского вывел формулу полета ракеты.

Ученый был приглашен в Группу изучения реактивного движения (ГИРД), которой руководил выдающийся физик С. П. Королев, но Юрий Кондратюк, посетив лабораторию, деликатно отказался. Вероятнее всего, из-за того, что сотрудников ГИРД очень тщательным образом проверяли и ему было бы трудно спрятать свое прошлое. Впоследствии Юрий Кондратюк принял участие в конкурсе по разработку проекта мощной электростанции в Крыму и получил первое место. К сожалению, жизнь вынуждала его заниматься вопросами, никоим образом не связанными с освоением космического пространства, они, как он сам писал, были лишь средством заработать деньги на последующие исследования.

Длительное время Юрий Кондратюк находился «под колпаком». Еще работая в бюро № 14, Кондратюк ознакомился с условиями конкурса на эскизное проектирование Крымской ветроэлектростанции (ВЕС), объявленного Наркоматом тяжелой промышленности. Проект станции был выполнен в соавторстве с П. Горчаковим, а позже к этой работе приобщился инженер Н. Никитин, будущий автор Останкинской телебашни в Москве. Эскизное проектирование ВЕС было завершено в ноябре 1932 г., и вскоре авторы проекта получили разрешение на поездку в Москве. На конкурсе проект был признан лучшим, и 1937 г. на горе Ай-петри в Крыму началась сводка фундамента станции.

А затем появилась версия, что 1941 г. Юрий Кондратюк перешел к немцам и работал над разработкой ракеты ФАУ-2 под руководством Вернера фон Брауна. Настоящие место и дата смерти ученого не известны. 4 июля 1941 г. он пошел на фронт в составе московского ополчения, где попал в роту связи 2-го стрелецкого полка Дивизии народного ополчения, а в начале октября принимал участие в тяжелых боях. Последующая судьба Юрия Кондратюка не известна: некоторые сослуживцы считают датой его смерти 3 октября 1941 г., когда красноармеец Юрий Кондратюк заявил о своем желании обновить связь через оборванный в одном из боев телефонный провод и исчез. Однако более подробные исследования, доказывают, что зимой 1942 г. он еще был жив. Дальше – тайна.

По одной из версий, Юрий Кондратюк не погиб, а попал в плен к немцам, где работал над разработкой оптимальных траекторий для ФАУ-1 и ФАУ-2, а после войны был заслан на Колыму, где и умер. По другой версии, он якобы сдался сам в плен, потом с Вернером фон Брауном был вывезен в США, где после смерти своего патрона еще долго работал на американскую астронавтику. Вероятнее всего, Юрий Кондратюк (Александр Шаргей) погиб смертью храбрых во время войны. Но всей своей жизнью доказал, что в действительности смерти не бывает. Кто-то сказал, что гении умирают на земле от взрывов своих сердец, но идеи их остаются с нами на всю жизнь.

Поэтому недаром Олесь Гончар назвал Ю. Кондратюка «гением в обмотках». На своем веку этот гениальный человек не успел снискать ни признания, ни вознаграждений, на Родине. Однако именно ему как первому, кто предложил создать станцию-спутник Луны и чьей идеей воспользовались при полете первых астронавтов на Луну, на космодроме мыса Канаверал благодарные американцы построили памятник. Возможно, когда-то это будет сделано и у нас, в Украине. А пока еще именем Юрия Кондратюка названа трасса, которой первый человек высадился на Луну, и кратер, на обратной стороне Луны.

.